В ряду славных сынов Архангельска почетное место принадлежит ученому с мировым именем, выдающемуся естествоиспытателю-почвоведу, геологу, агроному Николаю Михайловичу Сибирцеву.

13 февраля (по новому стилю) 1860 года в семье потомственного северянина Михаила Ивановича Сибирцева родился третий сын, Николай. Отец, агроном с высшим образованием, преподавал естествознание, сельское хозяйство, математику и латинский язык в Архангельской семинарии. Будучи хорошо образованным человеком, он оказал большое влияние на детей, сумел привить им с юных лет скромность и трудолюбие, любовь к книге и познанию природы. И сам он являлся для них примером, когда изучал состояние земледелия в Архангельской губернии и сконструировал модель плуга, за что был награжден Вольным экономическим обществом двумя серебряными медалями. А за проведенные М. И. Сибирцевым метеорологические наблюдения ему выразило «искреннюю признательность» Русское Географическое общество. Со стороны матери, также поддерживается интерес к естествознанию — Юлия Григорьевна была дочерью лесничего Григория Ивановича Анциферова, «ученого форстмейстера» правления Северного округа корабельных лесов. (0б этом сообщили председателю Архангельского отделения Всесоюзного общества почвоведов Л. А. Варфоломееву архангелогородцы, знавшие семью Сибирцевых).

Семья Сибирцевых была большая — пять сыновей и четыре дочери, жили, по свидетельству племянницы Николая Михайловича 3. И. Окуловой, бедно, однако все сыновья получили высшее, а дочери — среднее образование. Два брата стали выдающимися учеными. Старший, Иустин Михайлович, был первым исследователем раннего холмогорского периода жизни М. В. Ломоносова и за большой вклад в дело поисков, сохранения и изучения материалов по истории Русского Севера первым среди архангелогородцев в советский период был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Николай Михайлович стал одним из основоположников современной науки о почвенном покрове Земли.

Дом, на втором этаже которого жила большая и дружная семья Сибирцевых, сохранился до наших дней — это бывший «соборный дом» на Троицком проспекте — ныне пр. П. Виноградова, 60. Сохранилось и здание духовного училища (ул. Урицкого, 8), в которое поступил в 1869 году девятилетний Николай Сибирцев.

Учился он очень хорошо, всегда «шел по первому разряду» и тринадцати лет успешно окончил училище. В том же году он поступил в Архангельскую семинарию, в которой преподавал его отец. Семинаристы (бурсаки) делились на «отпетых», «дураковатых господ» и «отчвалых» — бесшабашных лентяев. Николай Сибирцев не входил ни в одну из этих категорий, он был «башка», то есть первый ученик. После окончания пяти классов, «не имея намерения продолжать обучение в Архангельской духовной семинарии», как писал он в своем прошении на имя ректора, Николай Сибирцев просил уволить его, поскольку не собирался быть священнослужителем. Отец, понимая сына, не возражал. Получив свидетельство, в котором почти по всем предметам были проставлены отличные отметки, вчерашний семинарист мог без экзаменов поступать в любой из университетов России. Он выбирает Петербургский.

В 1878 году железная дорога к Архангельску еще не была построена, и по примеру Ломоносова Николай Сибирцев весь тысячекилометровый путь до Петербурга — через Холмогоры, Плесецк, Каргополь и Лодейное поле — прошел в основном пешком, иногда — с попутными обозами, как в свое время шел в Москву Ломоносов. Сестра Николая Михайловича, Вера Михайловна, впоследствии рассказывала дочери о том, «...как наши братики в Петербург на учебу то пешком, то за подводами ходили. Хорошо, где подвезут да пожитки на подводу положат... В шинелишках башлыками голову замотают и идут...». В августе он достиг столицы и был зачислен на естественное отделение физико-математического факультета университета. Поселился на Васильевском острове и, чтобы иметь средства к существованию, одновременно с учебой стал давать уроки.

Преподавательский состав на факультете был блестящим. Лекции крупнейших русских ученых Д. И. Менделеева, А. Н. Бекетова, А. М. Бутлерова, В. В. Докучаева, А. А. Иностранцева неизменно собирали полные аудитории. С Василием Васильевичем Докучаевым Н. М. Сибирцева свяжет затем совместная работа и большая дружба. Близким другом ему станет впоследствии и В. И. Вернадский, поступивший в университет через три года после Сибирцева. В своих воспоминаниях об университетской жизни в это время Вернадский пишет: «Выход в университет был для нас действительно духовным освобождением... На первом курсе на лекциях Менделеева, Бекетова, Докучаева открылся перед нами новый мир, и мы все бросились страстно и энергично в научную работу, к которой мы были так несистематично и неполно подготовлены прошлой жизнью». Для своей кандидатской работы Сибирцев избирает геологическую тему, вместе с А. А. Иностранцевым и В. В. Докучаевым он участвует в экскурсиях, много работает в музее, в лаборатории, производя анализы горных пород и почв. По свидетельству его друга, почвоведа А. Р. Ферхмина, Н. М. Сибирцев принадлежал к числу тех немногих сравнительно людей, которые много выигрывают при ближайшем знакомстве с ними.

Одаренный от природы сильным умом, живой восприимчивостью ко всему прекрасному и гуманному, он, однако, далеко не всегда и не со всеми готов был делиться результатами своих размышлений и наблюдений над пережитым и прочувствованным. На первый взгляд он производил нередко впечатление человека молчаливого, сосредоточенного, мало общительного. Но среди друзей Николай Сибирцев был иным, «талантливейшим юмористом и почти всегда умел находить меткое, остроумное и вместе с тем забавное словцо, определявшее сразу данную личность или явление в неожиданно новом и неизменно верном свете». В этом ему помогала блестящая память.

Успешно пройдя четырехлетний университетский курс, отлично сдав экзамены и защитив кандидатскую работу, Сибирцев был оставлен на кафедре минералогии для приготовления, как тогда говорили, к профессорскому званию. Начинается его научная и экспедиционная деятельность.

В 1882/85 годах Н. М. Сибирцев в составе экспедиции, руководимой В. В. Докучаевым, изучает геологию и почвы Нижегородской губернии. 3а глубину и кропотливость исследований товарищи прозвали двадцатидвухлетнего Николая Сибирцева «премудрым». В 1884 году был опубликован его первый большой научный труд о почвах Арзамасского уезда. С головой уйдя в экспедиционную работу, Сибирцев не успел подготовить в срок магистерскую диссертацию в университете и вынужден был поселиться в Нижнем Новгороде. Здесь он организует в 1885 году естественно-исторический, а по существу — первый в России краеведческий музей. Написанный и изданный им в следующем году «Каталог», дает ясное представление о трех (первоначально) отделах музея: геологическом, почвенном и ботаническом. Позднее к ним прибавились сельскохозяйственный отдел, химическая и семенная лаборатории, библиотека.

Жизнь Николая Михайловича в те годы в Нижнем Новгороде, или, как говорил сам Сибирцев, «нижегородская полоса», самый светлый, насыщенный творческой работой и интересными встречами период. Здесь он близко сходится с В. Г. Короленко, отношения с которым переросли в многолетнюю дружбу. В кругах народовольцев знакомится с А. М. Горьким.

В 1888 году Геологический комитет поручает Н. М. Сибирцеву, уже известному своими работами геологу и почвоведу, провести геологическую съемку значительной территории в центральной части Европейской России. Одновременно он продолжает изучать почву и экономику сельского хозяйства в Нижегородской губернии.

В начале девяностых годов прошлого века степи Европейской России поразила страшная засуха, неурожаи породили голод. Передовые ученые — К. А. Тимирязев, В. В. Докучаев, П. А. Костычев, Н. М. Сибирцев выступили на борьбу с засухой. По инициативе и под руководством В. В. Докучаева была организована «Особая экспедиция» Лесного департамента, в которой Н. М. Сибирцев стал первым помощником ее руководителя. Были организованы опытные участки, где проверялись те или иные мероприятия по борьбе с засухой, и в их числе в знаменитой Каменной стели (теперь — Институт земледелия имени В. В. Докучаева). Опытные работы включали в себя лесонасаждения на водоразделах и участках, мало пригодных для ведения сельского хозяйства (лесках, обводненных балках и других); закрепление оврагов и речных берегов; мелиорацию земель, заложение в степях опытных полей. Эти приемы борьбы с засухой в степных районах, предложенные В. В. Докучаёвым и Н. М. Сибирцевым, в дальнейшем получили в нашей стране, особенно в советский период, самое широкое применение.

Все эти годы Н. М. Сибирцев готовился к главному делу жизни — созданию своего курса гинетического почвоведения и генетической классификации почв. В 1894 году по предложению В. В. Докучаева он возглавляет первую в мире кафедру почвоведения в Ново-Александрийском  институте сельского хозяйства и лесоводства. «Итак, свершилось... - пишет он своему другу и учителю... — лучшее поприще, какого я только мог желать». Работает он неутомимо. Изучает почвы различных районов Польши и создает их коллекцию, отмеченную золотой медалью Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1895 года в Москве. Защищает в следующем году магистерскую диссертацию, читает студентам историческую геологию и первый отечественный курс почвоведения, оценивая который, Д. И. Менделеев писал Сибирцеву: «Этот вклад, за который Вам скажут спасибо в настоящем и будущем практические люди земли и государственники... Итак, земля — труп в сказаниях, а у нас она кормилица живая. Научить этому, думаю, очень полезно и начинать в университетах пора... От души желаю полного успеха». Читал свой курс Н. М. Сибирцев увлеченно и очень динамично, каждый раз внося в него новое и избегая стереотипа. Поэтому не одни только почвоведы, а все студенты института стремились на его лекции.

Большое значение для Н. М. Сибирцева имело предпринятое им в 1898 году совместно с профессором К. Д. Глинкой путешествие по Западной Европе — Германии, Швейцарии, Италии и Австрии. Пытливый ум и наблюдательный глаз одного из первых русских почвоведов отличали повсюду особенности западноевропейских почв, сопоставляя их с отечественными в различных климатических зонах. Однако эта плодотворная в научном отношении поездка оказалась для Сибирцева роковой: сильная простуда, полученная им во время одной из экскурсий, привела вначале (осенью того же года) к воспалению легких, а затем к чахотке. Не помогли ни Ялта, ни лечение кумысом в оренбургских степях. До последних дней Сибирцев работал над главным трудом своей жизни и закончил его 17 июня 1900 года, а 20 числа Николая Михайловича не стало.

В 1900 году на Парижской всемирной выставкё в русском отделе демонстрировалась первая 60-верстная почвенная карта России, составленная Н. М. Сибирцевым совместно с А. Р. Ферхминым и Г. И. Танфильевым. За эту карту, представленные к ней образцы почв и опубликованные труды по почвоведению Н. М. Сибирцеву была присуждена здесь золотая медаль.

Популярное