В 1767 году промышленник Чиракин, вернувшись с Новой Земли в Архангельск, рассказывал, как он промышляя зверя у Новой Земли, нашел пролив, ведущий в Карское море, как прошел этим проливом и как видел залежи серебра на его берегах.

Эти рассказы заинтересовали архангельского губернатора Головцына и купца Бармина. Первого интересовал пролив, как новая возможность проникновения водным путем на Обь и дальше, второго — серебро. В результате обоюдного соглашения в 1768 году была снаряжена экспедиция на Новую Землю. Во главе экспедиции был поставлен «штурман порутческого ранга» Федор Розмыслов. В помощь ему были даны подштурман Матвей Губин и кормщик Чиракин. Для экспедиции была выстроена специальная трехмачтовая кочерма.

 

Инструкция, данная Розмыслову, содержала обширную программу работ, посильную для большой комплексной экспедиции. Розмыслову предписывалось «осмотреть в тонкости, нет ли каких руд и минералов, отличных и неординарных камней, хрусталя и иных каких курьезных вещей, соляных озер и тому подобного, и каких особливых ключей и вод, жемчужных раковин, и какие звери и птицы в тамошних водах, морские животные водятся, деревья и травы отменные и неординарные и тому подобные всякого рода любопытства достойных вещей и произращений натуральных. Изо всех вещей привезти пробы и о количестве их показать в рапорте». Все эти работы должны были выполнить штурман с помощником, имевшие знания только в области навигации.

В июле Розмыслов вышел из Архангельска и после двухмесячного тяжелого плавания достиг Новой Земли и отдал якорь в Маточкином Шаре у мыса Бараний, Уже в пути выявились скверные мореходные качества кочермы, которую неоднократно пришлось ремонтировать на ходу. Используя хорошую погоду, Розмыслов с Губиным произвели съемку пролива, промер глубин, определили длину пролива, его широту и положение мысов в западной части, связав их и берега взаимными пеленгами.

Достигнув восточного устья пролива, экспедиция увидела чистое ото льдов Карское море. Плыть на Обь Розмыслов не рискнул из за сильной течи судна. В этот момент Розмыслов записывает в журнале: «неспособность оного (судна) известна и ничего доброго надеяться не можно; сложение оного не дозволяло ни на парусах ходить против ветра, ни лавировать, ни дрейфовать».

Приближалась полярная зима. Морозы усиливались с каждым днем, погода стояла ненастная. Видя, что в этом году уже невозможно продолжать работы, Розмыслов решил устраиваться на зимовку. Одна изба, где устроился Розмыслов, была построена в губе Белушьей, вторая — на мысе Дровяном. Зимовка проходила в тяжелых условиях. Страшный бич полярных стран — цинга начала свирепствовать уже с осени. Болезнь вырывала одну жертву за другой. Из 12 человек экспедиция потеряла за время зимовки семерых. В таких условиях дожили зимовщики до июня. В июне Розмыслов со льда окончил съемку берегов пролива в восточной части.

В начале августа Розмыслов больной, имея только четырех человек команды, вышел в Карское море, очистившееся ото льда, Нужно было идти в Обь. Выйдя в открытое море, Розмыслов имел намерение пересечь его в восточном направлении для измерения расстояния между Новой Землей и Обской губой. Через сутки льды преградили мореплавателям путь. В своем журнале Розмыслов записывает: «Сверху мачты водяного проспекта, также и берега не видно. Между тем, судно льдами повредило, и сделалась в нем немалая течь; сегодня согласно положили, дабы с худым судном не привесть всех к напрасной смерти, повернуть по способности ветра к проливу Маточкин Шар».

На обратном пути Розмыслов открыл залив Незнаемый, к северу от восточного устья пролива. Придя в западное устье пролива, он стал на якорь у речки Маточки для ремонта кочермы, ставшей еще более ветхой и ненадежной после встречи со льдами. К счастью, в Маточкин Шар пришло промысловое судно и, пользуясь предложением владельца, Розмыслов с больной командой покинул свою кочерму.

19 сентября прибыли в Архангельск. Несмотря на все трудности, экспедиция Розмыслова произвела съемку Маточкина Шара, измерила его длину и определила географическую широту. Кроме карты пролива, Розмыслов составил карту своего плавания от семи островов до Новой Земли, За время зимовки велись наблюдения за погодой, долгие годы остававшиеся единственными сведениями о климате Новой Земли.

Розмыслов обследовал берега Маточкина Шара и составил его геологическое и климатическое описание, а также описание растительного мира. Серебра найдено не было.

Таким образом, Розмыслову принадлежит честь быть не только первым гидрографом Новой Земли, но и первым геологом и климатологом.

Чтобы оставить комментарий, нужно зайти на сайт под своим именем через форму авторизации или с помощью социальных сетей.