«Присутствие лоцмана на судне не освобождает шкипера от ответственности по управлению оным согласно указаниям лоцмана». Уст. Торг. 1903 г. ст. 359.

Зарождение лоцманского института относится к 1653 году, когда впервые по Царскому указу было разрешено крестьянину Архангельской губернии Вознесенского прихода Ивашко Хобарову приводить к Архангельскому порту и отводить в море «торговые разных земель корабли». Таким образом лоцманский, или как в древности назывался «вожевой» промысел, возник в Белом море, в Вознесенском приходе, который был расположен на острове реки Двины, ниже Архангельска и Соломбалы. Впоследствии здесь образовалось целое поселение лоцманов, известных в то время под именем «корабельных вожей».

Такое раннее появление проводников на нашем дальнем севере объясняется значительным процветанием морской торговли в городе Архангельске еще со времени 1569 года, когда Иоанн Грозный жалованной грамотой предоставил англичанам исключительные привилегии в торговых сношениях с Россией.

За провод иностранных судов с моря к Архангельску и обратно лоцманы получали с судохозяев известную плату, которая была очень незначительна. Жалованья они не получали и не пользовались никакими льготами за исключением беспошлинного занятия своим промыслом. Однако, с увеличением судоходства, занятие лоцманским промыслом сделалось очень выгодным, вследствие чего явилось много желающих, и правительство с 1671 года принуждено было сдавать это право с торгов на откуп.

Получившему грамоту и внесшему оброк «в съезжую избу» предоставлялось исключительное право провода судов в данном районе, при чем ему разрешалось преследовать посторонних проводников, привлекая их для расправы в съезжую избу. В ведении именно этого учреждения и находились архангельские лоцманы.

Контроль над ними осуществлялся в том смысле, что сотники и стрельцы (двинские воеводы) должны были предварительно ездить на идущие с моря корабли «для опроса». За проведение судов без ведома означенных воевод, лоцманы, «по указу Великаго Государя должны быть в жестоком наказанье безо всякия пощады».

Лоцманская шлюпкаВ течение первого года откупная плата не превышала 10 руб., а затем уже на второй год, благодаря конкуренции, она повысилась до 30 руб. и в скором времени дошла до 92 руб. в год. Подобная система, преследовавшая более фискальные, нежели общегосударственные цели, не могла давать мореплавателям должных гарантий от произвола и эксплуатации откупщиков. И действительно, отдача на откуп лоцманского промысла очень стесняла торговлю и вызывала постоянные жалобы иностранных купцов. Наконец в 1685 году откупная система была уничтожена Именным указом, в котором сказано следующее: «По челобитью Голландцев и Анбурцов торговых людей воинский корабль, который всегда обыкл приходить с торговым караваном для всякаго опаснаго охранения, с моря пропускать и впредь не останавливать, а вожей на море нанимать добровольно, ково они похотят сами по вольною ценою, как бывало изстари до откупу».

Вслед затем в 1690 году лоцманы перешли в ведение таможни (из избы). В том же году Царским указом была утверждена такса для провода кораблей лоцманами: Олтуфьевым и Котцовым, которые заключили договор с иностранными купцами еще в 1686 году «впредь на вся годы провожать их корабли к Архангельску». Плата определялась в следующем размере: 2 руб. за провод судна к городу, и 6 руб. за вывод его в море. В этом же указе было строжайше запрещено брать за провод судов больше, чем определено в договоре.

Вышеупомянутые лоцманы отправляли свои обязанности вместе с товарищами, составляя таким образом род замкнутого цеха, численность которого определялась в 40 человек. Эти лоцманы
не были освобождены от уплаты в казну подушных и других крестьянских сборов, но довольствовались лоцманской платой по таксе и тем, что в их корпорацию никто из посторонних не мог войти, так как их места от отцов переходили к детям, которые с детства приучались к лоцманскому ремеслу.

С 1702 года вышеуказанная команда в 40 человек Именным указом была подчинена двинскому воеводе, благодаря чему лоцманы сделались как бы состоящими на службе у правительства или коронными, а через два года лоцманы перешли в ведение адмиралтейства т. е. морского ведомства, которое и по ныне распоряжается всеми лоцманскими учреждениями в России. С этого времени лоцманам повелено производить в устье Северной Двины и на взморье лоцмейстерские работы, т. е. ограждать мелкие места бочками и баканами. На возмещение этих расходов были установлены следующие сборы: корабельный ластовый по полуефимку с ласта для иностранных судов, и адмиралтейская пошлина по полуденьге с рубля стоимости товаров для русских судов.

В дальнейшем времени особых изменений в развитии лоцманского промысла в Архангельске не было, лоцманы представляли собой, как было указано раньше, замкнутый цех в 40 человек, управлявшихся особым офицером морского ведомства. Что касается ведения огнями и маяками, то еще в тридцатых годах XVIII столетия, как видно из рапорта капитана Клевера адмиралтейств-коллегии 1732 года июля 21, это лежало на обязанности архангельского гарнизона.

В деятельности своей, лоцманы руководствовались особыми инструкциями капитана над портом, а также «капитана над штурманами». Последний по Регламенту морскому Петра Великаго (изд. 1722 года) являлся главным лицом, ведающим через своих офицеров всеми лоцманами Империи, а также производящим промеры и ограждение рейдов и фарватеров. В 1741 году было издано постановление об освобождении всех записанных при Архангельском порте лоцманов и детей их от рекрутской повинности, которую они с того времени несли деньгами.

Спустя некоторое время лоцманы были освобождены от взноса хлеба в сельские запасные магазины. Дальнейшие льготы заключались в том, что по достижении 60-тилетнего возраста или при расстроенном здоровье лоцманы увольнялись от своих обязанностей с освобождением от всех повинностей (1826 г.). Однако, обставляя жизнь лоцманов различными преимуществами, правительство требовало от них добросовестного исполнения их обязанностей, угрожая, в противном случае, отдачей в матросы. В это именно время в законе окончательно были установлены правила относительно образования кадра архангельских лоцманов, а именно: лоцманы избирались только из казенных поселян, при чем комплектное число их определялось в 150 человек ревизских душ. Тут же в законе было указано, что плата должна производиться по добровольному соглашению купеческого общества. Помимо этих специальных постановлений об архангельских лоцманах, значительно раньше, а именно в 1781 году, были изданы в законодательном порядке общие нормы, касающиеся лоцманов и их деятельности. Впоследствии эти законоположения были кодифицированы и вошли в XI и XII тома Свода Законов Российской Империи 1857 г. (Устав торговый и путей сообщения). Кроме перечисленного материала, лоцманы руководствовались в своей деятельности частными инструкциями и разъяснениями своего начальства. В 1842 году по инициативе бывшего капитана над портом контр-адмирала Кузьмищева было положено начало запаснаго капитала архангельских лоцманов, с той целью, чтобы
1) выдавать ссуды за умеренные проценты;
2) оказывать денежную помощь больным и престарелым лоцманам и их семействам
3) учредить лоцманскую школу.

На рейде Архангельска

И, действительно, в 1852 году была открыта в одной из лоцманских деревень школа, в которой преподавались кроме общих предметов и морские науки. Для привлечения в нее возможно большего числа детей было установлено удостаивать в звание лоцмана преимущественно грамотных.
 
В 1862 году с упразднением в Архангельске военного порта распоряжение архангельскими лоцманами перешло в ведение заведующего гидрографической и маячной частями при Архангельском порте. Вслед затем в 1804 году высшим морским начальством, по предварительному соглашению с торгующим в Архангельском порту купечеством, была утверждена для архангельских лоцманов подробная такса, взимавшаяся соразмерно с углублением судна в нижеследующих размерах:
1) с приходящего в порт судна по 1 р. 20 коп. с фута осадки;
2) из Соломбальской гавани в город или обратно по 26 коп. с фута;
3) из Соломбальской гавани к ближайшему лесопильному заводу на реке Маймакса у Митрополовских складов или обратно по 6 коп. с фута и
4) к дальним лесопильным заводам по 13 коп. с фута.

Военные корабли проводились бесплатно. Сборы эти поступали через таможню в Архангельское губернское казначейство, а оттуда по распоряжению местного морского начальства по мере надобности выдавались лоцманам. Новая такса значительно увеличила благосостояние лоцманов, вследствие чего в 1809 году сбор достиг суммы 15 285 руб., которые за вычетом 704 р. в запасный капитал были разделены па 60 паев по 242 руб. каждый.

Причал напротив конторы лоцманов

Это вознаграждение вполне соответствовало тем тяжелым обязанностям и лишениям, которые выпадали на долю архангельских лоцманов. Помимо провода судов, иногда приходивших одновременно в Архангельск в количестве нескольких десятков, лоцманы в начале и конце навигации, при особо неблагоприятных условиях, ставили и убирали лоцзнаки на расстоянии 180 верст. Хотя состав лоцманского общества был и велик (70 чел.), но лоцманов самого общества не хватало, и в критические моменты призывались в помощь старые и отставные. Только привычка к своему ремеслу с раннего возраста и преемственность профессии в течение многих лет выработали выносливый тип беломорского лоцмана. С 1871 года лоцманский район еще более увеличился, так как с развитием мореплавания и морских промыслов в Белом море потребовались лоцманы на Орловском и Святоносском маяках. В следующем году, несмотря на значительный приход судов, лоцманский сбор уменьшился почти на 5000 руб., что было вызвано увеличением числа паровых судов, вмещавших гораздо более груза, чем парусные, между тем как плата с фута углубления осталась одна и та же. Для устранения таких последствий портовое управление вошло в морское министерство с ходатайством об утверждении другой таксы, более соответствующей изменившимся условиям мореплавания. Вследствие этого в 1886 году были изданы Высочайше утвержденные временные правила, благодаря которым обложение судов лоцманским сбором было рассчитано более равномерно, а именно: суда вместимостью до 400 тонн платили по 1 руб. с фута осадки, от 400 до 600 тонн — по 1 р. 50 к. и свыше 600 тонн — по 2 руб. Кроме того, все суда дополнительно облагались двухкопеечным сбором с регистровой тонны. Что касается ограждения фарватеров Северной Двины от Архангельского городского рейда до бара, то оно производилось лоцманами ежегодно без всякого добавочного вознаграждения; самые же материалы для ограждения, т. е. вехи и баканы, заготовлялись дирекцией маяков и лоции Белого моря на специально ассигнуемые суммы. Кроме того этими же правилами была введена весьма важная для мореплавателей гарантия — круговая ответственность всего общества, в случае несостоятельности отдельных его членов.

Дальнейший переход в развитии лоцманского дела в России охарактеризовался в конце 80-х годов серьезными работами междуведомственной комиссии при главном гидрографическом управлении. Этой комиссией были собраны подробные сведения о состоянии лоцманского дела в России и заграницей. Результатом упомянутых работ было Высочайше утвержденное 1 мая 1890 года положение о морских лоцманах. Это «положение», действующее и в настоящее время, представляет собой ряд общих норм, с которыми должны согласовываться все частные законоположения, издаваемые для лоцманских учреждений различных портов. На основании этого именно положения был составлен и утвержден в 1900 г. частный устав общества архангельских лоцманов, который в настоящее время представляет собой действующий источник права для лоцманов Архангельского порта. Надо заметить, что хотя этот устав и заменил собой все бывшие до того законоположения, но в XII томе Свода Законов Российской Империи (Устав путей сообщения) до самого последнего времени оставались не исключенными 309—314 статьи, относившиеся к давно уже не существующей организации архангельских лоцманов. На основании упомянутого устава, общество, подчиненное лоц-командиру, находилось в заведывании директора маяков и лоции, соединявшего в своей власти, за отсутствием начальника порта, права не только местного, но и окружного лоцманского начальства. С образованием же в Архангельске коммерческого порта (1904 г.) ближайшее заведывание перешло, согласно общему правилу, на начальника порта, директор же маяков и лоции имеет общий надзор за архангельскими лоцманами к качестве начальника Беломорского лоцманского округа. Таким образом в настоящее время начальник коммерческого порта по делам, касающимся заведования архангельскими лоцманами, подчиняется директору маяков и лоции, как высшей инстанции в лоцманской иерархии. На подробностях устава мы не останавливаемся, так как все новые действующие уставы содержат в себе более или менее одинаковые принципы, установленные в общем законе, т. е. в положении о морских лоцманах.

Чтобы оставить комментарий, нужно зайти на сайт под своим именем через форму авторизации или с помощью социальных сетей.