C праздником Победы!

Шел пятнадцатый месяц Великой Отечественной войны. В далеких фиордах Исландии и гаванях Англии формировался очередной союзный конвой, восемнадцатый по счету караван торговых судов с грузами для СССР. Они доставляли в наши северные порты танки, самолеты, автомобили, боеприпасы, продовольствие. Соединенные Штаты Америки и Англия продавали нам в счет долговременных займов изделия своей промышленности, королевский флот Великобритании обеспечивал охрану транспортов в море.

Незадолго перед тем в арктических широтах конвой № 17, состоявший из нескольких десятков транспортных судов, был уничтожен гитлеровцами почти полностью. Удивлялись даже сами немцы, докладывавшие своим адмиралам о «необычном конвое». Ужасная трагедия стала возможной потому, что эскортные корабли британских военно-морских сил предательски бросили на произвол судьбы беззащитные транспортные суда своих союзников.

Следующий караван из-за границы отправился в Архангельск спустя два с лишним месяца, после серьезного дипломатического нажима со стороны Москвы.

7 сентября 1942 года основная часть транспортных судов конвоя PQ-18 покинула Исландию. Выйдя из Хваль-фиорда, они направились в Датский пролив, в сторону Полярного круга, чтобы обогнуть остров с севера. На следующий день восточнее Исландии произошла условленная встреча с группой судов, подошедших с юга, из залива Лох-Ю («Овечья бухта», Англия). Сорок транспортов, охраняемых десятками боевых кораблей, в числе которых находились эскадренные миноносцы, подводные лодки и авиаматка, взяли курс на северо-восток, к Шпицбергенскому архипелагу. Маршрут пролагался возможно ближе к спасительной кромке плавучих льдов, чтобы находиться подальше от враждебных европейских берегов. Походный ордер (расположение кораблей) был типовым. Транспорты шли десятью параллельными колоннами, по пять единиц в каждой. С ними же находился спасательно-госпитальный пароход. Колонны замыкались вспомогательными судами.

В составе восемнадцатого каравана, помимо иностранных транспортов, было несколько советских, среди них — грузо-пассажирский пароход Главсевморпути «Сталинград», прибывший под командованием капитана А. Н. Сахарова в исландский порт Рейкьявик еще в июле. До этого он посетил Шотландию, куда доставлял из Советского Союза пиломатериалы. Оборудованный противоминной защитой, пароход затем стоял на доковом ремонте в английском порту Ньюкасл. Одновременно группа членов экипажа прошла краткосрочное обучение по обслуживанию установок противовоздушной обороны и получила дипломы морских артиллеристов.

На «Сталинграде» возвращалась домой команда парохода, «Родина», подорвавшегося на английском заградительном минном поле близ Исландии, находились дипломатические курьеры с почтой и другие пассажиры, в том числе женщины и дети. Всего вместе с экипажем около 100 человек. На борту парохода были самолеты, снаряды, порох и другие ценные грузы.

Планируя операцию против PQ-18, враг разместил вдоль предполагаемого курса конвоя двенадцать подводных лодок из «арктической волчьей стан», разбив их на три группы. Кроме того, в это время на аэродромах северной части оккупированной немцами Норвегии дислоцировалось около сотни гитлеровских самолетов-торпедоносцев и более 130 дальних и пикирующих бомбардировщиков.

Истекала неделя плавания при круглосуточной напряженности, риске ежеминутно подвергнуться вражеской атаке. Часто объявлялись боевые тревоги. Моряки после вахт отдыхали в теплом белье и чулках, имея наготове спасательный жилет и стальную каску. Погода стояла преимущественно туманная, море не штормило. Налетали снежные заряды, моросил дождь. На этот раз туман стал добрым покровителем, укрывая караван от алчных глаз неприятеля.

Позади остался «самоубийственный перекресток», водное пространство в районе острова Ян-Майен. Конвой приближался к самой опасной зоне — проходу между Шпицбергеном и островом Медвежий у западной границы Баренцева моря. Здесь подстерегал его враг.

Утро 13 сентября выдалось ясным. Невысокое солнце заполярной осени играло бликами на поверхности спокойного моря. Дул западный двухбалльный ветер, поднимавший слабое волнение. Видимость превосходная. Со скоростью около 7 узлов караван двигался установленным порядком. В крайней справа колонне шел «Сталинград». Это был один из тех пароходов-«северняков» водоизмещением 6000 тонн, однотипная серия которых строилась в начале 30-х годов на Балтийском заводе в Ленинграде по специальному заказу для эксплуатации в арктических морях, а также в осенне-зимних условиях Тихого океана. Левее «Сталинграда» находились «Петровский» и большой грузовой пароход-дальневосточник «Тбилиси». Впереди шел «американец», позади — ленинградский лесовоз «Сухона», следом за ним — американский транспорт «Элсуорт». Далеко в стороне, в первой колонне, самой северной, виднелся балтиец, «Андре Марти».

Неожиданный взрыв потряс пароход «Сталинград». Огромный смерч воды и пара взметнулся над судном. От попадания торпеды пароход стал крениться и оседать. Подводный удар пришелся по средней части, в наиболее чувствительное место, в район машиннокотельного отделения. Вахтенные механики и кочегары были убиты. Торпеда попала в угольный бункер, а не в трюмы, и пожар не возник. Это уберегло пароход от дальнейших взрывов.

Капитан Сахаров приказал всем покинуть тонущее судно. Для спасения людей использовались уцелевшие шлюпки и плоты, висевшие на вантах. Вторая торпеда повредила через несколько минут кормовую часть американского транспорта, шедшего в кильватере за «Сухоной». Судно не тонуло, но команда сразу же оставила его, не пытаясь бороться за жизнь своего «Либерти», и английские военные корабли тут же расстреляли его зажигательными снарядами.

Караван продолжал безостановочное движение. На борт «Сухоны» и шедших позади тральщиков принимали с поверхности моря пострадавших. Около трехсот человек с погибших судов собралось к вечеру на спасательно-госпитальном пароходе и эскортных кораблях.

Строго соблюдая закон и морские традиции, капитан покинул судно последним, оттолкнувшись от уходящих из-под ног поручней и стараясь удалиться от образующейся воронки. Он хорошо плавал, и ему удалось спастись, его подняли на борт английского эсминца. Хладнокровие, выдержка и смелость капитана советского парохода не остались незамеченными командованием конвоя. Через несколько месяцев посольство Великобритании в Москве сообщило правительству СССР о награждении Анатолия Сахарова английским орденом — крестом «За боевые заслуги». Отмечалось мужество капитана и подчеркивалось, что он «добровольно вместе с другими советскими моряками нес службу наблюдения на борту британского военного судна, которое он впоследствии благополучно привел в Архангельск». Он отлично знал эти воды, капитан «Сталинграда», сын штурмана, водившего здесь когда-то шхуну «Святой Фока» полюсной экспедиции Георгия Седова!

Этим сентябрьским солнечным утром открылась особенно тяжкая неделя караванного рейса. «Сухона» ушла на дно в тот же день, атакованная самолетами. А до порта назначения оставались еще многие сотни поистине огненных миль, предстояли почти непрерывные схватки с ожесточившимся врагом.

Жестоко терзаемый, восемнадцатый караван продолжал идти вперед, мужественно отражая атаки снизу и сверху, из-под воды и с воздуха. Десятками налетали с малых высот торпедоносцы, стремясь прорваться сквозь заградительный огонь с военных н торговых судов. Картина величественная и жуткая одновременно. Следы трассирующих пуль застилают небосвод. Оглушающе грохочут взрывы. Вокруг столбы пламени и воды. Тонут поврежденные пароходы. Дымными факелами врезаются в толщу моря сбитые самолеты...

Во время одной из многочисленных воздушных атак участь парохода «Петровский» казалась решенной, однако благодаря быстрому и умелому маневрированию удалось избежать гибельных прямых попаданий бомб и торпед. Бывший кочегар парохода «Тбилиси» Н. Ф. Бушев, впоследствии капитан мурманского танкера рыболовного флота, вспоминает: «Все были в нервном напряжении, но бдительно следили за горизонтом и водной поверхностью, благодаря чему наши судоводители получали точную информацию и отлично управляли судном, уклоняясь от идущих торпед... Я был и заряжающим у крупнокалиберного пулемета «Эрликон» на правом крыле мостика и стоял у котла... По рассказам товарищей, мы уклонились от семи торпед, сбили один торпедоносец и несколько подбили».

Моряки и пассажиры с погибших советских судов, едва оправившись от потрясений, стремились всячески содействовать успешному продолжению плавания. Они знали, что именно в это время разгорались особенно кровопролитные сражения на сухопутных фронтах Отечественной войны, шла жестокая битва с фашистами в предгорьях Кавказа и на подступах к Волге. Бывший матрос «Сталинграда» Т. Ф. Седунов, житель Архангельска, пишет о незабываемых днях и ночах, когда ему пришлось продолжать тревожный рейс уже на борту британского военного корабля: «В помощь англичанам мы стояли вахты со своим капитаном — он на ходовом мостике, а я на мачте, на салинговой площадке».

Переводчица нашего консульства в Лондоне Е. А. Пузырева (ныне проживающая в Москве), участвовавшая в том плавании от Исландии и пережившая трагедию «Сталинграда», три четверти часа находилась в ледяной воде. Но вскоре же после своего спасения она стала помогать медицинскому персоналу и впоследствии была отмечена правительственной наградой Великобритании.

Многие моряки вспоминают с большой признательностью старпома «Тбилиси» В. В. Неживого, решительно принявшего на себя командование судном в критический момент морского боя, когда был тяжело ранен капитан судна. Пароход благополучно дошел до порта назначения.

Тринадцать транспортов из сорока потерял конвой № 18, прибывший в Архангельск в 20-х числах сентября 1942 года. При этом лишь одно судно погибло с того момента, когда пароходы были встречены и взяты под охрану кораблями нашего Северного флота. И хотя значительная часть британского военного эскорта покинула караван еще до подхода к советской оперативной зоне, основную массу необходимых фронту грузов удалось сохранить.

Героизм и воля советских людей, всех честных борцов против фашизма в конце концов одержали верх и помогли выйти с честью из тяжелейших испытаний войны. Немаловажна в этом и роль представителей транспортного флота. Вполне заслуженно большая группа моряков-северян получила недавно памятные нагрудные знаки «Участник плавания в конвоях. 1941 — 1945». Самоотверженные дела ветеранов никогда не забудутся.

Журнал "Морской флот" №9 за 1973 год

Чтобы оставить комментарий, нужно зайти на сайт под своим именем через форму авторизации или с помощью социальных сетей.