«Приехал и покорил» — так говорят студенты о В. Высоцком, который недавно выступал перед студентами нашего института. Его песни нравятся студентам своим глубоким содержанием, оригинальностью исполнения. Мы попросили Высоцкого высказать свои пожелания или впечатления о нашей молодежи. Он так ответил: «Студенты везде одинаковы... Они также покоряют свои вершины».

25 января 2020 года ему исполнилось бы 82 года.

 

Неспетая песня про лесотехнических студентов.

Первые песни Высоцкого зазвучали в конце пятидесятых—начале 60-х годов. В начале многие не могли даже назвать их автора-исполнителя, и чаще авторство приписывали Б. Окуджаве, Ю. Визбору, Е. Клячкину или другим популярным в то время «бардам». Голос его был еще мало знаком. Лишь позже, где-то в начале 70-х, выйдет его первая пластинка с военными песнями. По экранам уже шли первые фильмы, в которых снимался Высоцкий: «Карьера Димы Горина», «Война под крышами», «Я родом из детства». Одна из первых крупных ролей в фильме «Вертикаль» — альпинист, который к тому же исполняет и свои песни. С афиш этого фильма, появившихся в Архангельске, смотрело мужественное лицо с бородой. Сразу стали популярными песни из этого фильма. Они зазвучали по радио, на концертах, с пластинок. Почти на каждом вечере в институте исполнялась «Песня о друге»

О том, что Высоцкий приезжает в Архангельск и будет выступать в АЛТИ 13 марта, мне кто-то сказал перед вечером в институте накануне 8 Марта. Больше не было никакой рекламы. Уже за два дня до концерта на дверях профкома висела маленькая бумажка, извещавшая, что билетов на концерт Высоцкого нет и не будет. Не удалось достать билет и другими путями. Поэтому, в среду. 13 марта пришлось идти и институт задолго до начала занятий, которые для второй смены начинались тогда в 14 часов, и, скорее «на всякий случай», захватив с собой фотоаппарат и вспышку. Однако и перед занятиями билет все равно не появился, и надежда попасть на концерт рушилась окончательно.

Решение созрело после первой пары. Уже без колебаний решил «попытать счастье». В актовом зале еще царил полумрак, контроля не было и в помине, только два электрика меняли лампы в светильниках. Примерно за час до начала концерта в зал вошли двое мужчин, оба среднего роста, в темных пальто. Они прошли по центральному проходу и скрылись за сценой. В руках одного был черный футляр с гитарой. Знакомой бороды ни у кого не было, (в кинофильме «Вертикаль» Высоцкий был с бородой). Поэтому невольно возник вопрос. «Кто из них Высоцкий?..», который только что прилетел в Архангельск, чтобы дать два концерта. Но вскоре сомнения рассеялись, когда один из них, как потом оказалось, работник Дома офицеров, тем же путем ушел обратно — значит Высоцкий остался за сценой.

Вскоре в дверях зала выросли контролеры, места стали занимать первые зрители, их становилось все больше и больше, а мне находиться в зале без места и билета становилось все более неудобно. И, чтобы не попасть на глаза, а заодно спросить Высоцкого, можно ли его фотографировать на концерте со вспышкой, т. к. слышал, что некоторые артисты не любят подобных съемок, а также задать ему еще ряд других вопросов, решил поговорить с ним лично. Иду через сцену, налево коридор, в конце которого — комната. Ее дверь приоткрыта. Захожу: справа в углу перед зеркалом сидит Высоцкий — и больше никого. Поздоровавшись, начал с наивного робкого вопроса: «Извините, Вы — Высоцкий?». Потом спросил о фотосъемке. Он улыбнулся, ответил. Еще сказал, что борода была только для фильма «Вертикаль» и ее клеили каждый день на съемках фильма. Потом он встал, подошел ко мне, подстригая ногти на левой руке, на его правой руке я заметил длинный шрам. Одет он был в темно-красную рубашку на трех пуговицах с белой полоской по воротнику, темно-серые брюки, черные ботинки. Я задал ему еще несколько вопросов, главное, что к съемке он отнесся положительно, и это вселило дальнейшую уверенность в меня. Справа в углу стоял тот черный футляр, гитара лежала рядом. Высоцкий взял ее, начал подстраивать, сказав: «она очень старая и очень «чувствует».

Сейчас уже сложно сказать, сколько времени продолжалась наша беседа, но, когда я вышел от него и спустился в зал, зал уже был переполнен, занят балкон, люди стояли в проходах, а подходили еще и еще. Заметил, что где-то в середине 6-го или 7-го сидит и тогдашний ректор института И. М. Боховкин с женой. Мне же ничего не оставалось, как встать около сцены справа и быть готовым снимать концерт оттуда. Почти следом открылся занавес, на сцене стул, на котором стакан воды, два микрофона, к которым подошел Высоцкий, и сразу зазвучала первая песня:

На братских могилах не ставят крестов, и вдовы на них не рыдают. К ним кто-то приносит букеты цветов и Вечный огонь зажигает.

Звучат аплодисменты, Высоцкий говорит слова приветствия, представляется. А я, оглянувшись на зал, увидел, что в центре первого ряда пустует одно место, а главное — к нему никто не направляется. Ничего не оставалось, как, поблагодарив случай, занять его. И весь концерт дальше смотрел с этого места, снимая в перерывах между песнями, а уже звучат слова:

Жил я с матерью и батей на Арбате, век бы так, а теперь я в медсанбате на кровати, весь в бинтах.

Что нам слава, что нам Клава — медсестра и белый свет.

Песня сменилась рассказом о работе в театре, об участии в съемках кинофильмов, особенно в фильме «Я родом из детства», для которого были написаны песни, одна из них «Песня о звездах»:

Мне этот бой не забыть нипочем. Смертью пропитан воздух, а с небосклона бесшумным дождем падали звезды.

Ее сменяют «Песня о новом времени» и очень популярная песня, которая начинается словами: «Корабли постоят и ложатся на курс,..»

Военная тема сменяется научной — «Про физиков», закончив которую Высоцкий сказал: «... песню про лесотехнических студентов я еще не писал, но обещаю исправить эту ошибку к следующему разу. А пока такой песни не написано, песня про археологов. «...Археологи — это такие люди, которые копаются в земле...».

В зале смех, аплодисменты.

Высоцкий: «Вы комедийно настроены, тогда несколько спортивных песен. Первая песня «О бегуне на короткие дистанции, которого заставили бежать на длинную дистанцию». Цикл спортивных продолжают песни про «Сентиментального боксера», «Профессионалы».

Более подробный рассказ о съемках фильма «Вертикаль» начинается «Песней о друге», потом звучат «Вершина», «Скалолазка», «Мерцал закат, как блеск клинка» («Альпийские стрелки»).

«...А теперь несколько песен, которые не принадлежат ни к какому циклу — они такие разные, разные. Вот первая песня, она тоже написана в горах. Я ее пою по ассоциации, и сейчас, правда, ее не стоило бы петь, т. к. недавно был женский День международный. А эта песня направлена против эмансипации женщин, но так как песня шуточная, я ее пою. Называется она «Она была в Париже» (а он не был, естественно).

Эту песню сменяют «Парус», «Песня про йогов», из спектакля театра «Солдаты группы Центр» и «Песня о Вещем Олеге».

Высоцкий: «Сейчас я вам спою научно-фантастическую песню «В далеком созвездии Тау-Кита». Дело в том, что сейчас ходит много разговоров, что было бы наивно думать, что мы одиноки во Вселенной и, что наверняка где-то там, очень далеко, живут какие-то разумные существа. И со звезды Тау-Кита созвездия Эпсилон раздаются сигналы. Все радиотелескопы сейчас направлены туда и думают, что эти сигналы упорядоченные, они довольно часты, примерно один раз 100 лет. И через несколько тысяч лет мы сможем проверить, что они хотели нам сказать, а пока догадки, все думают, на кого они могут быть похожи — или на животных похожи, или на жидкость или еще на что-то. А тут совсем недавно в «Науке и жизни» была статья двух молодых кибернетиков, которые в шутливой форме писали, что мужчин скоро совсем не нужно будет; они вообще не нужны... Я все это систематизировал и написал такую серьезную песню, которая называется «В далеком созвездии Тау-Кита»... 

Высоцкий: «... вот записка, которая мне особенно понравилась, такова: «Пишете ли Вы что-либо вместе с Игорем Кохановским. Расскажите про него, спойте «Бабье лето». «Бабье лето» — автор слов И. Кохановский. Это мой друг, поэт. Он сейчас работает в Магадане. Уехал из Москвы в Магадан работать на Чукотке корреспондентом газеты «Магаданский комсомолец». Вот сейчас у него кончается срок отбывания там... (смех в зале)... Он поехал добровольно, а не по этапу ... Его песня «Бабье лето», музыку к которой написал я (текст с фонограммы концерта).

Клены выкрасили город колдовским каким-то цветом,
Это скоро, это снова бабье лето, бабье лето...

А теперь цикл песен-сказок: «... в них много фольклора. Первая «Песня про дикого Вепря». Это детская народная сказка, она же строевая песня, под нее хорошо маршировать в детских садах и санаториях». Следующая песня-сказка «Страшно, аж жуть...», потом «О несчастных лесных жителях», ее сменяет «Песня про Джина». Высоцкий: «Джины живут в бутылках обычно, но это на Западе. У нас в бутылках живут Русские Духи. Но сделано это для удобства, потому что коротко так — «Джин» и все, а вообще-то, песня про Русского Духа

А из зала все время нескончаемым потоком идут записки... Высоцкий: «Тут просят исполнить песни, которые я уже спел. Это с опозданием. «Песню про Мосгаз» я не писал... «Белые столбы» — тоже ... не писал. Я пою только свои песни, и вот так по просьбе Кохановского. Песню должен петь сам автор. Я очень возражаю, когда песни поют другие, тогда теряется смысл этого дела... мы все не певцы, правда, за исключением некоторых... все плохо поем... Поэтому у песни автор и исполнитель должен быть один...

И вот исполнена последняя, 26-я по счету песня под названием «Прощание с горами». В зале нескончаемые аплодисменты, овации... Высоцкий поклонился и быстро ушел за кулисы, но почти сразу же возвратился: «... я никогда не довожу до «биса» пою под завязку, что решил, то и спел, но дело в том, что я просто забыл исполнить одну песню...». Он пододвинул ближе микрофон, поднастроил гитару: «Песня называется «Спасите наши души!». Голос бурлил, клокотал, временами срываясь до хрипа. Казалось, что певец вложил в эту последнюю песню всю боль свою, всю душу, весь порыв. Песня закончилась, будто оборвалась. Занавес закрылся, и. несмотря на долгие аплодисменты и овации, Высоцкий уже больше не вышел концерт в АЛТИ закончился, а исполнителя буквально через час ждали на концерте в Доме офицеров, про который, к сожалению, почти нет никаких подробностей.

Зрители, немного подождав, стали подниматься с мест, направляясь к выходу. Решил идти и я, но еще не дойдя до дверей актового зала, будто что-то повернуло обратно, скорее всего та мысль, что на пленке остались незаснятыми несколько последних кадров.

Зайдя за кулисы, увидел: в центре сцены за закрытым занавесом стоит Высоцкий, капли пота на лбу, в руках стакан воды, в окружении нескольких человек. Первые слова, которые я услышал, подойдя ближе, были: «Вообще, я не люблю выступать в институтах и воинских частях... здесь происходит как бы разделение аудитории и тем самым влияние мнения старших на младших...». Вопросы сыпались еще и еще. Некоторые просили автографы, дал ему свой блокнот и я, где и по сей день хранится этот ставший бесценным автограф. За то время, пока Высоцкий отвечал на вопросы и давал автографы, удалось сфотографировать его несколько раз, а потом он ушел за сцену. А я с товарищами по институтской кинолаборатории весь вечер с особой тщательностью и осторожностью проявлял эту уникальную фотопленку.

А буквально на следующий день этот концерт Высоцкого в АЛТИ зазвучал со всех магнитофонов из окон общежитий, домов города. Не смолкал он и летом в стройотрядах. В мае в газете «Наш темп» была помещена небольшая заметка об этом концерте под заголовком «Приехал и покорил...».

Однако на смену пришла другая волна: уже в июле в центральной прессе появилась статья «О чем поет Высоцкий?». Начались многолетние опала и гонения на великого поэта и актера, продолжавшиеся до дня его смерти, 25 июля 1980 года.

Зимой 1969 года приезжал в наш город и выступал в АЛТИ известный в ту пору исполнитель песен Владимир Макаров. Одна из самых популярных песен его была «Последняя электричка». И, естественно, что после концерта за кулисами ему тоже надавали разные вопросы, среди них и про Высоцкого, в связи со статьей в газете. И Макаров рассказал, что Высоцкого ругали не столько в прессе, сколько в Министерстве культуры. И, якобы, на одном из таких заседаний только один Леонид Осипович Утесов заступился за Высоцкого, когда встал и сказал цитату из статьи Ленина «Петь можно все, кроме контр революционных песен», назвав при этом том и страницу. Больше на том заседании не было нападок на Высоцкого.

В 1981 году снимки с концерта вместе с номером «Нашего темпа» были переданы в театр на Таганке, где начал тогда создаваться музей В. С. Высоцкого. Однако музей, не успев открыться, был закрыт приказом сверху. И только после 1985 года пришло долгожданное заслуженное признание и официальных кругов. Последовали награды, премии, массовые тиражи пластинок и книги с его стихами.

Александр ЕМЕЛЬЯНОВ

 

Полный текст статьи и другие материалы о Высоцком в газете АЛТИ "Наш темп"

 Высоцкий в АЛТИ

Высоцкий в АЛТИ

Высоцкий в АЛТИ

Высоцкий в АЛТИ

Чтобы оставить комментарий, нужно зайти на сайт под своим именем через форму авторизации или с помощью социальных сетей.

Популярное